English version
на Камчатке: 18.07.2018 
 
на главную

Здравствуйте, гость. Введите логин и пароль или пройдите бесплатную регистрацию.

Логин 

Пароль 

Забыли пароль? »
Зачем нужна регистрация?


  ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
  8 924-890-67-19 NEW!
  E-mail @
  8 984-165-44-27 для MMS
  (фото и видео)



  РЕЙТИНГ
  лидеров рыбной
  отрасли России



  ДИКИЕ ЛОСОСИ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  и н т е р н е т - м у з е й
  WWW.FISHMUSEUM.RU



  информационный портал
  КАМЧАДАЛЫ.РУ



  ПРОБЛЕМЫ
  ОТРАСЛИ



  БИЗНЕС


  доска бесплатных
  ОБЪЯВЛЕНИЙ



  ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ
  БАЗА



  ИСТОРИЯ
  СЕВЕРНОЙ ПАЦИФИКИ



  НАУКА ДЛЯ РЫБАКОВ


  СОХРАНИМ ЛОСОСЬ
  ВМЕСТЕ



  БИБЛИОТЕКА


  архив газеты
  "ТИХООКЕАНСКИЙ
  ВЕСТНИК"



  ФОРУМ


  ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


  ПРОЕКТ ПРООН/ГЭФ

гл. редактор сайта - info@npacific.kamchatka.ru
администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru



последние комментарии

Вторая жизнь "Ганзы" (8)

Рыбный день в Государственной Думе (2)

Доля импортной рыбы на российском рынке в 2016 году составит 20% (1)

В Арктике ловить нечего (1)

Сколько стоит должность в росрыболовстве? Три миллиона долларов в карман помощника. Обезврежен очередной Бакс (7)

Во всем в нашей стране виноват чужой дядя (1)

Росрыболовство разработает долгосрочный план научных исследований водных биоресурсов Арктики (1)

(все комментарии)












при использовании
на сайтах
оригинальных материалов
Рыба Камчатского края
активная ссылка на
www.fishkamchatka.ru
ОБЯЗАТЕЛЬНА

администратор сайта - admin@fishkamchatka.ru,
тел. 8 (4152) 251927
(с 9:30-18:00 П-Кам).
Факс 8 (4152) 417-553






обмен банером




Камчатский Краевой фестиваль "Сохраним лососей ВМЕСТЕ"
.: в этот день... :.

Новости


Эксклюзив



21 октября 2015

Еще раз о дилемме "лосось и золото".
Читатель ставит проблему

Фото
Как часто иррациональное, субъективное, довлеет в нашем сознании над объективным, ощутимым, "весомым, грубым, зримым"! И уповаем мы в надежде на решение всех наших проблем то на "доброго барина" (наивно, но что-то в этом есть), то на смену социально-экономической формации, политического строя (абсолютный самообман), то на глобальное потепление, позволяющее снизить тарифы коммунального обслуживания жилсектора и обеспечить круглогодичную проводку судов по севморпути (что, впрочем, вероятно). А упускается из виду нечто вещественное, дающее хлеб насущный, и требующее к себе объективного, честного, здравого отношения. Без самообмана. Очевидно, далеко не всегда мы такое можем себе позволить, не хватает то компетентности, то отваги, то простой информированности, а иной раз и желания вникнуть в суть проблемы, "пошевелить мозгами". И важнейшие проблемы, способные серьезным образом повлиять на наше существование, оказываются вне нашего поля зрения, оставляя его темам, которые либо активней преподносятся нам в СМИ, либо обнаруживают себя достаточно часто и остро в быту, в общественных отношениях.
Этим, полагаю, и объясняется отсутствие должного интереса на Камчатке к проблеме техногенного воздействия реализуемых проектов горнопромышленной индустриализации края на базу воспроизводства водных биологических ресурсов (ВБР), и прежде всего на экосистемы лососевых водотоков. Впрочем, в силу высокой значимости ВБР морей, омывающих Камчатку, в продовольственном балансе Отечества нашего (половина и более всего российского минтая, краба, лосося; значительный объем иностранного рыбного промысла в этих водах; существенные поступления от рыбной промышленности, как в региональный, так и в федеральный бюджеты), проблеме следует дать не региональный, а федеральный, и даже международный статус. По большому счету, следует рассматривать ее и как проблему продовольственной безопасности РФ.
Создана парадоксальная ситуация: проблемы такого же рода, но куда менее значительные, широко освещаются в СМИ, активно обсуждаются в обществе, имеют общефедеральное, и даже международное звучание. К таковой, в частности, относится история реализации первых шагов по освоению месторождений никеля в бассейне реки Хопер. Демонстрации протеста, митинги, сбор подписей, драки с милицией, поджоги, провокации… Море эмоций, мордобой, сожженные балки и буровые тепляки…. Широчайшая огласка, сотни статей, полемика на съезде, конференциях, в прессе. А из-за чего скандальчик? Проекта горного предприятия нет, есть лишь кой-какие предпроектные разработки. Месторождение толком не отразведано, и "на пленэре" лишь буровые работы.
Что на Камчатке? Действующие прииски по добыче россыпного металла и горнорудные предприятия, на которых имеет место доказанное сверхпроектное негативное воздействие на экосистемы лососевых водотоков, напрочь и безвозвратно уничтоженные первозданные экосистемы водотоков-водоприемников сточных вод горных предприятий, существенное техногенное воздействие на экосистемы лососевых водотоков заброшенных, нерекультивированных толком горных выработок, аварии на хранилищах отходов обогащения. Доказанный, а по Агинскому ГОКу подтвержденный решением судов двух инстанций ущерб, причиненный ВБР. Куда серьезней, впрочем, складывается ситуация на Асачинском ГОКе, где дважды, в 2013 и 2015 гг., фиксировался сброс шлама в реку Вичаевскую, в которой в 2015г, в отличие от ситуации 2013 г, не обнаружено никакой рыбы: ни мальков, ни взрослых особей-производителей. В 2015 году там же зафиксирован сброс штольных вод в ручей "Семейный", по имеющимся в КамчатНИРО сведениям, разрешения на сброс сточных вод в реки и ручьи Асач. ГОК не имеет. Впрочем, по имевшей место в 2013 г инспекторской проверке сделан вывод, что произошел не сброс шлама через дамбу обвалования шламохранилища, а сход селя. Сель с февраля по май? И почему тогда ил, по консистенции и цвету напоминающий шлам обогащения руд Асач. ГОКа, повис на ветках деревьев и кустов в пойме Вичаевской? И почему селевый поток не разнес, и даже не повредил пойменную растительность? А когда проектировали штольню на Асаче, что не поинтересовались среднегодовым уровнем осадков в данной местности, одним из самых больших на Камчатке, не озаботились водоотливом с очисткой штольных вод?


Шлам, застрявший на ветке. Пойма реки Вичаевской ниже шламохранилища АсачГОКа.



Шлам в пойме реки Вичаевской ниже шламохранилища АсачГОКа.


Ниже представлен прудик-отстойник (зумпфец), куда сливаются воды, откачиваемые с Асачинской штольни. Еще ниже слева высачивание с понтом очищенной воды через толщу породы. Справа - загрязненная сбросом из зумпфа вода в руч. Семейный (в интерпретации персонала АсачГОКа - Левая Асача).



Абсолютное, до деталей, подтверждение данного нами ранее в статьях, отчетах о научно-исследовательских работах, прогноза развития ситуации вследствие реализации с экологических и социально-экономических позиций необоснованной, бесконтрольной, длительной во времени и значительной в объемах горнопромышленной индустриализации Камчатки, мы получили в сезон 2015 года в ходе обследования рыбохозяйственных водных объектов в бассейне реки Вывенка, подвергшихся интенсивному техногенному воздействию вследствие разработок платиноносных россыпей Сейнав-Гальмоэнанского узла. Правда, в отличие от народонаселения в других крупных рыбопромысловых бассейнах, здесь имеет место достаточно ясно выраженная негативная позиция как местного, так и приезжего (относительно, многие приезжают на Вывенку из года в год, на лососевую путину). В частности, по мнению местных старожилов, в период наиболее интенсивной по объемам перерабатываемой горной массы (до 17 млн тонн вскрышных пород, перемываемых платиноносных песков и др. в сезон), имевший место с 2005 по 2010 гг., лососевый ресурс Вывенки был серьезно подорван сбросом замутненных сточных вод ("вода была в Вывенке как молоко"). Очевидно, не было необходимого соответствия перерабатываемых объемов пород (платиноносных песков) и емкостей илоотстойников, позволяющих принять все сбрасываемые сточные воды, и порой стоки с полигонов (карьеров) летели напрямую в водотоки. Содержание взвешенных веществ в этих сбросах достигало 2-3 тыс. мг на литр и более. Т. е, представляли собой насыщенную взвесями пульпу, абсолютно непрозрачную. И держались такие концентрации в сбросах неделями, месяцами. К слову: концентрация взвесей в 35 мг/литр рассматривается как предельно допустимая для лососевых водотоков (С Р Чалов, В Н Леман "Нормирование допустимого воздействия открытых разработок россыпных месторождений полезных ископаемых на речные экосистемы (Камчатский край) журнал "Водное хозяйство России" №2 2014 г). И ряд специалистов считает эту норму завышенной.
Масштаб бедствия иллюстрируется тем фактом, что, по мнению старожилов (рыбаков с Вывенки и Хаилино, сел в бассейне реки), поддерживаемым рыбопромышленниками, в бассейне Вывенки утеряна популяция поздней (осенней) кеты, значительная часть которой нерестилась в бассейне правого притока Вывенки реки Ветвей, непосредственно подверженной сбросам замутненных стоков с горных участков. Подъем на нерестилища и нерест этой популяции приходился на август-сентябрь, т е на детне-осеннюю межень, на период наиболее интенсивного техногенного воздействия горных предприятий. Что понятно: с начала промсезона илоотстойники забиты, осветления сточных вод в них не происходит. И в связи с сокращением стока Вывенки в это время концентрации взвешенных веществ образуются самые высокие, значительная часть взвесей выпадает на дно водотоков, заиливая нерестилища и ухудшая до неприемлемого условия нереста. С потерей этой популяции рыбная промышленность бассейна теряет значительную долю доходов, как следствие, и налоговых поступлений в бюджеты всех уровней. Спирать все беды на браконьеров, в т ч и потерю популяции, представляется несостоятельным, т к масштабы браконьерства на Вывенке, по нашим наблюдениям, совершенно незначительны в сравнении с браконьерством на реках полуострова (Иче, Облуковиной, Большой и др.). И первой в этой ситуации должна была исчезнуть популяция чавычи, которая пострадала, но сохранилась.
Весьма важный и печальный факт, установленный нами при обследовании горных участков: техногенное воздействие тех из них, где работы остановлены, многократно превышает воздействие на водные объекты участка Ледяной, где добыча продолжается. Частью причиной тому отказ от рекультивации либо сведение ее к разравниванию отвалов пород по ранее не нарушенным землям и изменению геометрии отвалов при сохранении неустойчивых, сыпучих склонов, где проблематично зарастание. Но главная беда - размыв илоотстойников, отложений илов в прудах-отстойниках оборотного водоснабжения, на полигонах. Как результат - замедленное самовосстановление экосистем сравнительно крупных водотоков (Ветвей, Окылынываям, низовья Левтыриннываяма). Лососевые экосистемы мелких же водотоков (ручьи Ветвистый, Пенистый, верховья и среднее течение реки Янытайлыгиннываям) можно считать либо безвозвратно утерянными, либо с возможностью хотя бы частичного восстановления в течение столетия. Как результат - заход лососей на нерест в реку Ветвей в приустьевой части составляет до 30 особей на 100 м², а в среднем течении и в верховьях падает до единиц и даже менее на 100 м² нерестилищ. Это в начале августа, в разгар нереста, когда нерестилища должны быть заполнены, что называется, "одна к одной".


Техногенные долина и русло ручья Ветвистый после отработки россыпи.



Размыв илоотстойника на брошенном участке добычи платины "Ветвистый".



Ручей "Пенистый" впадает в нерекультивированный илоотстойник.



Сброс сточных вод из нижнего каскада прудов-отстойников очистных сооружений с подмыванием нижнего откоса дамбы на участке "Левтыриннываям". До 65% объема сточных вод (2.65 м3/с) сбрасывается мимо отстойников в болотный массив. В паводок объем сточных вод, сбрасываемых мимо илоотстойников из-за их переполнения, возрастает (фото 16.07.2006 г.).


Месторождения Сейнав-Гальмоэнанского узла, находящиеся в процессе завершения эксплуатации, разрабатываются с 1994 года. Это самый длительный по срокам эксплуатации горнопромышленный проект. Но подавляющая часть ресурсной базы горной промышленности в крае представлена рудными месторождениями. Воздействие горнорудного предприятия на объекты природной среды, и в частности водные объекты, характеризуется большим количеством факторов, определяемых более сложной технологией извлечения полезного ископаемого, часто с применением высокотоксичных химреагентов. Локализуется рудное месторождение, как правило, в более сложных горно-геологических условиях, нежели россыпь. Горнорудное предприятие имеет более сложную инфраструктуру.
Практически все золотосеребряные рудные, медно-золоторудные месторождения Камчатки располагаются в пределах вулканотектонических структур (ВТС), часто молодых, неоген-четвертичного возраста, в зонах интенсивного гидротермального воздействия, развитых в этих структурах. Располагаются эти ВТС и локализованные в них месторождения, по большей части, в приводораздельной зоне, в верховьях нерестовых рек. Молодые, кайнозойские ВТС - структуры неустойчивые, сложены сравнительно легко разрушаемыми горными породами. В наиболее молодых имеет место интенсивный энергомассообмен с глубокими горизонтами земной коры и подкорового пространства, проявляющийся в блоковых подвижках по разломам, наличием термопроявлений. Зоны гидротермально измененных пород имеют высокие концентрации сульфидов, арсенидов тяжелых металлов, весьма часто обеспечивающие кислотную среду омывающих их подземных вод ("кислотный дренаж"). В естественных условиях экосистемы водотоков, дренирующих ВТС, за редким исключением, остаются все же приемлемыми для развития водной биоты, нереста лососевых и нагула их молоди, в частности. Но на техногенное воздействие ВТС реагирует многократным усилением интенсивности сброса в водотоки взвешенных веществ, кислого дренажа, выщелачивания тяжелых металлов и перехода их в наиболее токсичную и легко мигрирующую ионную форму.
Ситуация осложняется практикой проектирования, строительства и эксплуатации горнорудных предприятий, сводящаяся к применению технических решений, обеспечивающих наиболее высокорентабельную работу предприятия, под которые и подгоняется ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду). В число таких решений входят такие ущербные с экологических позиций, как овражный тип хранилищ отходов цианирования, технология сплошного цианирования, сброс сточных вод на рельеф с целью доочистки и ряд др. И это все выдается за НДТ (наилучшие доступные технологии). Наиболее яркий пример - проект ГМК (горно-металлургического комплекса) на базе Озерновского золоторудного месторождения, который рассматривается нами как самый опасный с экологических позиций индустриальный проект на северо-востоке Азии.
Расхожий аргумент "вот Колыма добывает" неприемлем и некорректен в отношении Камчатки. Практически вся золотодобыча на Колыме сосредоточена на север от водораздельной линии рек, впадающих в Ледовитый океан и Охотское море. Тем самым стоки золотодобывающих предприятий не попадают в рыбопромысловое Охотское море, уходя на север, в Колыму. Площадь водосбора Колымы превосходит площадь полуострова Камчатка в два с лишним раза, и сбрасываемые воды обильно разбавляются, значительная часть взвесей осаждается, металлы образуют хим. соединения, переходя в менее токсичные формы. В Колыме, разумеется, до приустьевой зоны ни рыбы, ни рака. Эта ситуация позволяет Магаданской области "сидеть на двух стульях", сохраняя вторую по бюджетным поступлениям после горной промышленности отрасль - рыбную. На Камчатке же реки непротяженные, быстрые, ряд месторождений располагается в прибрежно-морской зоне. Следовательно, загрязнение достаточно скоро достигнет шельфовой зоны Охотоморской либо Тихоокеанской, где сконцентрирована основная масса ВБР. Таким образом, под угрозу ставятся не только лососевые пресноводные экосистемы, но и прибрежно-морские.
Самым тяжелым экологическим следствием техногенного воздействия горнорудного (в иных условиях - и россыпного) предприятия может быть безвозвратная потеря лососевых экосистем. В условиях Камчатки это вполне реально, и уже есть такие экосистемы, которые можно признать невосстановимыми. Техногенное воздействие усиливается местными факторами: совпадение базы воспроизводства ВБР и месторождений, локализация месторождений в пределах ВТС, в верховьях наиболее продуктивных по лососю речных бассейнов, климатические условия Камчатки. Здесь же принимаемые проектные решения, качество инженерно-геологических и иных изыскательских работ, практика реализации проектов освоения месторождений.
Наибольшим злом на Камчатке принято считать браконьерство. Это утверждение часто тиражируется и представителями горнопромышленного истеблишмента. Но после браконьеров, если они, конечно же, не используют в рыболовных целях бульдозер (я лично о таком не слышал), остаются экосистемы, приемлемые для обитания лосося, пусть порой и обедненные видовым составом. Последствием разработки камчатских рудных месторождений может стать ликвидация условий воспроизводства лососей на столетия как следствия интенсивного кислотного дренажа, инициированного техногенезом, разрушения гидротехнических сооружений, разрушения и размыва хранилищ отходов горного производства. Что это может стать реальностью, привести к утрате базы воспроизводства лососей, доказывает опыт горнорудной промышленности северо-запада США, западных провинций Канады, внесших свой печальный вклад в подрыв базы воспроизводства лососей, и где серьезные аварии на гидротехнических сооружениях горных предприятий, в т. ч. десятки лет как остановленных, следуют из года в год. Притом, что лососевые экосистемы Северной Америки следует считать более устойчивыми к антропогенезу, нежели идентичные на полуострове.
И следует отметить еще ряд исключительно субъективных, но весьма действенных факторов антропогенного воздействия на лососевые экосистемы Камчатки. Это лоббирование интересов горнопромышленных компаний, безусловная их поддержка региональной властью. Крайне слабая работа контрольно-надзорных органов, доходящая часто до прямого крышевания предприятий, допускающих серьезное загрязнение водных объектов. Крайне слабая реакция северо-восточного территориального управления ФАР на сигналы о техногенном воздействии горнорудки на водные объекты. Робкая позиция дирекции рыбохозяйственного института КамчатНИРО по проблемам техногенеза горнорудки. Местные СМИ, за малым исключением, не проявляют и мизерной заинтересованности в освещении этой проблемы. Подавляющее большинство представленных в регионе экологических общественных организаций (региональных, всероссийских, международных) не проявляют заметного интереса к этой проблематике, либо относятся к ней поверхностно, не портя отношений с горнопромышленным истеблишментом, и даже сотрудничая с ним.
Очевидно, что эта ситуация и способствовала тому факту, что до сегодняшнего дня ни ФАР, ни природоохранные контрольно-надзорные наши не соизволили провести инспекторскую проверку на Вывенке по результатам исследований экспедиционной группы КамчатНИРО, представившей необходимую информацию в форме докладных записок еще почти 2 месяца назад, в конце августа - начале сентября. А сейчас на Вывенке снег лежит, отвалы пород смерзлись, фильтрация грунтовых вод почти никакая, пачки илов уже не так интенсивно размываются.… Велась речь об инспекторской проверке АсачГОКа, и там, вероятно, выпал снег, непросто будет обнаружить следы сброса шлама в Вичаевскую.
В настоящее время лишь в научных кругах Камчатки, среди значительной части ученых-естественников, есть признание того факта, что горная промышленность в настоящее время является наиболее серьезным источником деструкции водных экосистем, подрыва базы воспроизводства лососевых. У местной политической элиты такого понимания проблемы нет. Как нет и должного понимания того, что лосось, и в целом биоресурсная база полуострова - это ресурс восполнимый. При должном к нему отношении обеспечен им полуостров минимум на исторически обозримое время. Золоторудный ресурс Камчатки приблизительно втрое меньше колымского, и имеет свойство иссякать. И золоторудная промышленность стала повсеместно рентабельной лишь в 21-м веке, до того и в США, и в Европе, Канаде несколько десятилетий держалась на госдотациях и льготном налогообложении. Как, впрочем, сейчас на российском Дальнем Востоке.

Участок Левтыриннываям. Река, которой нет. Снимок 2010 года.
20. 10. 2015 г. Василевский.


PS: Этот материал был отредактирован и уже отправлялся в редакцию, когда пришел ответ Камчатского управления Росприроднадзора на наши обращения, в которых указывалось на грубейшие нарушения природоохранного законодательства, экологически неблагополучную ситуацию на лососевых водотоках в зонах техногенного воздействия АсачГОКа и "Корякгеолдобычи". Отказано с мотивировкой: "отсутствуют основания для проведения внеплановой выездной проверки". Насколько справедлив отказ - пусть судят специалисты рыбной отрасли, экологи, представители научного сообщества (ученые-естественники), специалисты по природоохранному праву и те граждане, кто "вживую" знает ситуацию на Вывенке. Мы же на проверке особо-то и не настаиваем. Наш региональный природнадзор еще раз продемонстрировал, что смысл своей служебной деятельности видит в верном служении минерально-сырьевой олигархии. Дело-то, видать, доходное?
Юоий Василевский

Рыба Камчатского края


Понравилось? Поделись!
   



Эту новость просмотрели 841
 


Без комментариев



Добавить комментарий
Автор (Ник)
Комментарий


* Для комментирования, пожалуйста, авторизуйтесь
Зарегистрироваться
предыдущаяследующая назад
 

ИА "Тихоокеанский вестник"
« 2015 г. »
« октябрь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  


.: Сегодня: 18.07.2018 :.
.: Регионы :.
+Эксклюзив
+Камчатский край
+Дальний Восток и Сибирь
+Россия
+Мировые новости
.: Реклама :.



     вверх